Фетальный микрохимеризм (чужой внутри): связь между беременностью и аутоиммунными заболеваниями, раком молочной железы

14 июня, 2014 — 17:30

Фетальный микрохимеризм (чужой внутри): связь между беременностью и аутоиммунными заболеваниями, раком молочной железыФетальный микрохимеризм (чужой внутри): связь между беременностью и аутоиммунными заболеваниями, раком молочной железыФетальный микрохимеризм (чужой внутри): связь между беременностью и аутоиммунными заболеваниями, раком молочной железы

Обзор

Возможно, что хоть раз в своей практике каждый практикующий гинеколог наблюдал беременных пациенток, у которых во время беременности было диагностировано онкологическое заболеваний.

Первым желанием любого врача будет рекомендация избавиться от беременности и заняться самым безолагательным лечением злокачественного заболевания.

Но все меняется, в том числе и подходы к наблюдению и ведению таких пациенток.

РМЖ и беременность

Вопрос — влияет ли беременность на рост опухоли молочной железы и способствует ли ее распространению — волнует каждого гинеколога. Еще в 1880 г. С.

Гросс высказал мнение, что РМЖ, развивающийся на фоне беременности и лактации, отличается быстрым ростом и более выраженным злокачественным течением.

С 50-х годов прошлого века в литературе начинают появляться более оптимистичные прогнозы относительно течения и отдаленных исходов заболевания у больных данной группы.

По данным зарубежным материалов, на 3000 беременностей приходится 1 случай РМЖ. По данным Т. White, основанным на наблюдении 45 881 женщин, РМЖ развивается на фоне беременности или вскоре после родов у 2,8% обследованных. По другим данным до 7,3% женщин моложе 45 лет, страдающих РМЖ, являются беременными или кормящими.

25% случаев заболевания встречается в возрасте до 45 лет, в активный репродуктивный период, а около 70% случаев РМЖ, связанных с беременностью и лактацией, отмечается в молодом возрасте (данные American Cancer Society).

На сегодняшний день научных и клинических доказательств возникновения опухоли во время беременности de novo нет. Поэтому с большей долей вероятности можно предположить, что онкологический процесс, диагностированный во время беременности, — следствие уже имеющегося скрытого опухолевого процесса в молочной железе, просто ранее не обнаруженного.

Но угроза прогрессирования заболевания во время наступления беременности всегда будет существовать.

Многие гинекологи знают, что пациентки, заметившие в начале беременности лишь небольшую по размерам опухоль, через 9 месяцев при отсутствии лечения обращаются к онкологу на поздней стадии.

Возможно, подъем уровня половых гормонов во время беременности стимулирует рост уже имеющейся опухоли, которая связана с естественным повышением уровня эстрогенов и прогестерона. Помимо этого, обильное кровоснабжение молочной железы стимулирует развитие опухоли.

25–35% женщин, обнаруживших узел в молочной железе, к врачу не обращаются, списывая это образование на специфические изменения молочных желез при беременности. Следствие этого — поздняя диагностика опухоли.

По частоте встречаемости во время беременности встречаются:

  • Рак молочной железы — 50% всех опухолей и опухолевидных образований, выявляемых во время беременности
  • Галактоцеле
  • Хронический лактационный мастит

Особенностями РМЖ при беременности является быстрая инвазия в окружающие ткани, что ведет к возникновению острых и диффузно-инфильтративных форм рака, быстрая диссеминация опухолевого процесса, метастатическое поражение лимфатических коллекторов разного уровня, вплоть до надключичных.

Гистологические варианты РМЖ, наблюдаемые у молодых женщин, не зависят от того, беременны они или нет. Наиболее часто у этих женщин наблюдается инвазивный протоковый тип (75–90% наблюдений) [5].

Воспалительно-инфильтративные формы встречаются чрезвычайно редко: 1,5–4% наблюдений.

Более высокая частота лимфогенных метастазов характерна для РМЖ у молодых женщин, а не для рака в сочетании с беременностью

К моменту установления диагноза средние размеры опухоли колеблются от 5–6 до 15 см, частота распространенных форм — от 72 до 85%, при этом в 20% случаев выявляются метастазы во внутренние органы.

В РОНЦ им. Н. Н. Блохина проблемой РМЖ у беременных занимаются с 1972 года. По данным этого учреждения из числа наблюдавшихся беременных и лактирующих женщин 21% к моменту диагностики рака признаны первично-неоперабельными.

В 88% процесс оказался местнораспространенным и лишь в 12% — локальным. Наиболее частыми у обследованных в этот период наблюдения оказались маститоподобная, отечно-инфильтративная и инфильтративно-язвенная формы рака.

К настоящему времени Центр располагает данными более чем о 200 случаях сочетания РМЖ, ассоциированного с беременностью.

Диагностика РМЖ во время беременности

  1. Резкое увеличение массы молочной железы во время беременности и лактации. Увеличивающаяся во время беременности молочная железа, изменение ее плотности, могут маскировать опухолевый процесс, и часто ни врач, ни сама женщина не могут представить о таком сочетании беременности и рака.
  2. Методом обследования женщины при обнаружении узлового образования в молочной железе является УЗИ молочной железы. В 85% случаев оно способно помочь правильно поставить диагноз и своевременно направить женщины к онкологу.
  3. Маммография может применяться при адекватном экранировании и защите плода в исключительных случаях, а именно если по УЗИ выявляется подозрительный на рак участок, который сливается с гипертрофированными тканями, т. е. при отсутствии возможности четко дифференцировать злокачественную опухоль.
  4. «Соr»-биопсии или эксцизионная биопсия, проводимая под местной анестезией.
  5. Выявление метастазов — МРТ.

Лечение и ведение пациенток. Необходимость прерывания беременности

Повышение количества эстрогенов в начале беременности, как и увеличение уровня гормонов желтого тела и плаценты во 2-й ее половине, стимулируют рост опухоли в молочной железе.

Но, несмотря на чувствительность опухолевой ткани к гормональной стимуляции в период беременности и лактации, при сравнении сопоставимых по возрасту и стадии процесса групп больных выживаемость среди беременных и небеременных женщин оказалась одинаковой.

Прерывание беременности с последующим проведением стандартной химиотерапии не улучшает прогноз заболевания.

Даже при распространенных формах болезни выборочное прерывание беременности с последующим выключением функции яичников не позволяет существенно улучшить выживаемость.

Таким образом, прерывание беременности у женщины, страдающей РМЖ, не является эффективной и адекватной мерой борьбы с заболеванием.

Если же пациентка принимает решение о прерывании беременности, то планирование лечения РМЖ в дальнейшем не отличается от такового у небеременных женщин. Наличие бывшей беременности может учитываться в таком случае как один из факторов неблагоприятного прогноза.

Алгоритм ведения пациентки:

  1. Совместное решение врачей, пациентки и ее семьи — сохранение или прерывание беременности.
  2. При решении прервать беременность — лечение начинается немедленно в полном объеме после прерывания беременности.
  3. При решении сохранения беременности — лечение откладывается до родов. Прогноз неблагоприятный.

В настоящее время есть методики, позволяющие проводить лечение беременных женщин с минимальным влиянием на плод.

1 этап — радикальная мастэктомия. Операция и анестезиологическое пособие во всех триместрах беременности безопасны для матери и для ребенка, не приводят к преждевременным родам, самопроизвольному аборту.

  • 2 этап — химиотерапия и лучевая терапия
  • Лечение РМЖ в зависимости от триместра беременности
  • 1 триместр — высокий риск развития врожденных уродств плода (10–20%) и самопроизвольных абортов.
  • 2 и 3 триместры — увеличивается частота преждевременных родов, миелосупрессии у матери и плода, кровотечений и инфекций, задержки роста плода, рождения мертвого плода.

Andercen Cancer Center (США) опубликовал свои данные по наблюдению за 54 пациентками с беременностью и РМЖ. Средний срок беременности составлял 22,8 недель (от 10 до 34 недель).

  1. 23 (43%) из них получали неоадъювантную ХТ и 85% пациенток амбулаторно получали ХТ по схеме PAC во 2 и 3 триместрах беременности с последующим оперативным лечением.
  2. Оперативное лечение выполнено 56% пациенток на любом сроке беременности.
  3. Лучевая терапия проводилась после родов.
  4. Роды происходили в среднем на 37 неделе.

Состояние детей: Масса тела рожденных детей составляла 2964 г. в среднем.

У 1 ребенка — субарахноидальное кровоизлияние, 1 ребенок — синдром Дауна.

На момент публикации исследования (2005 год) были живы 76% пациенток.

Выводы проведенного исследования:
Оперативное лечение безопасно на любом сроке беременности, проведение химиотерапии целесообразно на 2 и 3 сроках беременности. Лучевая терапия проводится после родов.

Выбор >ХТ-препаратов

  • Доксорубицин — менее токсичен по сравнению с другими препаратами в 1 триместре беременности, и относительно безопасен в других сроках беременности. Описано много наблюдений применения доксорубицина во 2 и 3 триместрах без отрицательного влияния на плод.
  • Циклофосфан — стоит вторым в ряду ХТ-препаратов после доксорубицина по токсичности, наряду с которым является препаратом выбора для лечения беременных с РМЖ.
  • Метотрексат и 5-фторурацил — наиболее токсичные препараты, но последний все же применяется в схеме PAC.
  • Таксаны — мало доступной информации по их применению у беременных.

Лучевая терапия

У беременных ЛТ не применяется из-за ее тератогенных свойств.

Пороговой повреждающей дозой для плода в I и II триместрах считается 0,1 Гр; доза от 0,1 до 0,15 Гр приводит к дефектам развития, нарушениям ЦНС, доза 0,5- 1 Гр — к задержке развития, а доза 1–2,5 Гр — к уродствам.

В III триместре плод менее чувствителен к лучевым воздействиям, но, тем не менее, от лучевой терапии воздерживаются на протяжении всей беременности.

Поля облучения можно сконцентрировать на МЖ, грудной клетке, подмышечных лимфатических узлах. На протяжении первых 2х недель беременности лучевая терапия может привести к спонтанному аборту.

Между 2 и 8 неделями беременности повышается риск пороков развития плода.

Лучевая терапия после 8 недель беременности приводит к задержке психосоматического развития новорожденных; на протяжении жизни у них повышается риск развития онкологических заболеваний

Результаты двух рандомизированных исследований показывают, что химиотерапия и лучевая терапия будут эффективными, если проводятся в течение 7 месяцев после хирургического лечения. Если интервал более длительный, адьювантная терапия неэффективна.

Гормональная терапия

Споры о целесообразности проведения профилактической кастрации у пациенток, перенесших РМЖ на фоне беременности, все еще продолжаются. Пока нет достаточных оснований утверждать, что кастрация удлиняет срок безрецидивного течения и предупреждает метастазирование.

Есть также мнение, что отдаленные результаты лечения у больных РМЖ, забеременевших впоследствии, лучше, чем у больных, перенесших овариэктомию.

Объяснить это можно тем, что только при длительном безрецидивном течении болезни после операции женщина может решиться на новую беременность.

Выбора метода лечения в зависимости от стадии заболевания

  1. При начальных стадиях (Т1abN0М0) рекомендуется модифицированная радикальная мастэктомия с сохранением обеих грудных мышц с отсроченной реконструкцией. Органосохраняющие операции, требующие послеоперационной лучевой терапии, противопоказаны в I триместре беременности. Лучевая терапия может быть отложена до послеродового периода. Адъювантная химиотерапия при раннем раке (Т1abN0М0) и благоприятных прогностических факторах не рекомендуется, поскольку выживаемость в таких случаях достигает 100%, а рецидивы опухоли не возникают.
  2. При неблагоприятных факторах прогноза (недифференцированные, анапластические опухоли, отрицательные гормональные рецепторы опухоли) в начальных стадиях рекомендуется (после родов) адъювантная химиотерапия. При положительных рецепторах после химиотерапии назначают антиэстрогены.
  3. При IIа (Т1N1М0, Т1N1М0, Т2N0М0) — IIb (Т2N1М0, Т3N0М0) стадиях — модифицированная радикальная мастэктомия с отсроченной пластикой является операцией выбора в течение всего срока беременности. При решении пациентки прервать беременность химиотерапию назначают сразу после операции. Секторальная резекция с подмышечной лимфаденэктомией и последующей лучевой терапией предусматривает необходимость прерывания беременности в I триместре. Если беременность сохраняется и на ее фоне выполняется органосохраняющая операция, лучевую терапию следует отложить до послеродового периода.
  4. Если пациентка информирована о возможном риске для плода и отказывается от лекарственного лечения, после операции дополнительная терапия может быть отсрочена до момента раннего родоразрешения. Тамоксифен при эстрогенположительных рецепторах назначают после завершения беременности и проведения адъювантной химиотерапии.
  5. При местно-распространенном РМЖ в стадии IIIa (Т1-2N2М0; T3N1-2M0), IIIb (T4-любаяNM0), IIIc (любая TN3M0) и при отечно-инфильтративных формах РМЖ, рекомендовано прерывание беременности в качестве 1-го этапа лечения. Если же пациентка обратилась к врачу в III триместре беременности и считает (как и ее семья) приоритетом здоровье плода (будущего ребенка), в этом случае лечение начинается после раннего родоразрешения.

В случае полной информированности больной обо всех возможных осложнениях и при решении немедленно начать лечение, сохранив плод, во II и III триместрах предлагается неоадъювантная терапия по схеме АС (адриамицин, циклофосфан). После окончания химиотерапии и выполнения модифицированной радикальной мастэктомии при эстрогенположительных рецепторах назначают гормонотерапию (после родов).

Если у беременной диагностируется распространенный РМЖ с (множественными) отдаленными метастазами, после беседы с родственниками пациентки приоритетной целью становится здоровье плода/ребенка.

Выбор метода лечения следует определять индивидуально и предпочтительно консилиумом (хирург, химиотерапевт, специалист по лучевой терапии, психолог) с учетом распространенности опухоли и сроков беременности.

Отсутствуют отдаленные данные о судьбах и здоровье детей, родившихся от матерей с РМЖ во время беременности.

Беременность после лечения РМЖ

Вопрос о повторной беременности после перенесенного РМЖ широко обсуждается в онкологических кругах. Некоторые ученые считают, что требуется категорически запретить последующие беременности, другие считают, что минимальный интервал между лечением и последующей беременностью составляет от 6 месяцев до 5 лет.

Прогноз заболевания

Многочисленные современные исследования свидетельствуют, что в случае одинакового возраста пациенток и одинаковой стадии развития заболевания прогноз не зависит от наличия или отсутствия беременности.

По данным французских авторов, разница в продолжительности жизни у пациенток с одинаковой стадией на момент установления диагноза достоверно не отличается от наличия и отсутствия беременности, а также при стадии опухоли N+ и N-. В то же время существует много работ о том, что у беременных женщин рак выявляется впервые в более запущенной стадии, чем вне беременности.

Читайте также:  Причины, формы, стадии и клиника гепатита с, диагностика и лечение патологии

Именно запоздалая диагностика объясняет, почему продолжительность жизни без метастазов и показатели пятилетней выживаемости больных хуже при сочетании РМЖ и беременности.

В литературе не описано отрицательного влияния РМЖ на состояние плода. Неизвестны также случаи передачи заболевания плоду. Описано 60 случаев метастазов РМЖ в плаценту без поражения плода. Если на протяжении первого триместра беременности пациенткам не назначалась химиотерапия, частота пороков развития плода идентична таковой в общей популяции и составляет 2–3%.

Заключение

Проблема РМЖ и беременности является комплексной. Она требует коллективного участия врачей различных специальностей (рентгенологов, генетиков, акушеров-гинекологов, онкологов), а также разработки единой программы поэтапного обследования беременных для выявления болезни на максимально ранних сроках.

Целесообразно для решения этой проблемы включить УЗ-обследование молочных желез в план наблюдения беременной женщины (либо на этапе планирования беременности, либо в I триместре беременности).

Материал подготовила В. А. Шадеркина,
Научный редактор «Академии Амбулаторной Гинекологии»

Журнал «Маммология», №1, 2005.
Газета «Новости медицины и фармации» Маммология (298), 2009

Источник: https://g-academy.ru/tematiki-ginekologii/beremennost/rak-molochnoj-zhelezy-i-beremennost-neskolko-granej-odnoj-problemy-0

Микрохимеризм: как клетки плода влияют на организм матери

6476

Фетальный микрохимеризм (чужой внутри): связь между беременностью и аутоиммунными заболеваниями, раком молочной железы

Ученые из Университета штата Аризона (США) провели интересное исследование, которое помогло пролить свет на то, как проникающие сквозь плаценту во время беременности клетки плода могут влиять на различные органы и ткани матери. Оказалось, эти клетки могут играть как положительную, так и отрицательную роль, приводя к серьезным заболеваниям, включая рак и аутоиммунные болезни. Присутствие клеток плода в материнском организме известно под названием фетальный микрохимеризм. Этот термин восходит к древнегреческому мифическому чудовищу, которое состояло из частей различных животных. В самом широком смысле микрохимеризм означает наличие в одном сложном (многоклеточном) организме определенного количества клеток другого генетически отличного многоклеточного организма.

Если верить доктору Эми Бодди (Amy Boddy), исследовательнице из Университета Аризоны, то химеры действительно существуют. Мы, конечно, слегка преувеличиваем. Но, как оказалось, многие люди (если не все мы) на самом деле являются носителями чужих клеток, которые могут быть переданы им от родителей, сиблингов или собственных детей.

«Клетки плода способны действовать как стволовые клетки и развиваться в эпителиальные клетки, специализированные клетки сердца, гепатоциты, клетки кишечника и так далее. Это говорит нам, что они могут играть колоссальную и недостаточно изученную роль в материнском организме. Эти клетки могут даже мигрировать в головной мозг и превращаться в зрелые нейроны, влияя на высшую нервную деятельность человека. Мы все в некотором роде химеры», — поясняет суть микрохимеризма доктор Бодди. В последнем исследовании доктора Бодди участвовало несколько ученых из разных отделений Университета штата Аризона, включая специалистов в области биодизайна, сравнительной геномики, психологии, физиологии человека и эволюционной медицины. Вместе им удалось узнать больше о таинственном явлении микрохимеризма, которое в будущем, без преувеличения, сможет перевернуть медицину. Хотя явление фетального микрохимеризма широко распространено и встречается у многих плацентарных млекопитающих (включая приматов и людей), влияние этого явления на здоровье материнского организма до сих пор остается малоизученным и спорным. В ходе своего последнего исследования, которое было опубликовано в журнале BioEssays, доктор Бодди и ее коллеги проанализировали весь имеющийся у западной науки объем литературы и результаты работ других авторов, пытаясь систематизировать данные о влиянии фетальных клеток на здоровье матери. Выяснилось, что эти клетки могут действительно оказывать и положительное, и отрицательное действие. Клетки плода делают гораздо больше, чем просто мигрируют в ткани матери. Авторы предполагают, что они работают подобно плаценте вне матки, перенаправляя ценные активы материнского организма развивающемуся плоду. Любопытно, что фетальные клетки способны оставаться в тканях матери на протяжении десятков лет после родов, оказывая с одной стороны защитное действие, а с другой стороны провоцируя такие болезни, как ревматоидный артрит или аутоиммунный тиреоидит. Соавтор исследования доктор Уилсон Сэйрс (Wilson Sayres) говорит: «Это не просто перетягивание каната между матерью и ребенком. Здесь еще и кроется заложенное природой взаимное стремление к выживанию материнского организма и максимальному обеспечению будущего поколения всеми необходимыми веществами. Да, в некоторой мере фетальный микрохимеризм способствует выживанию матери и ребенка, это отобранная в процессе эволюции плацентарных существ стратегия». Обзор существующих научных данных о микрохимеризме и здоровье показал, что фетальные клетки живут в дружбе с одними материнскими тканями, а в других тканях они либо остаются нейтральными, либо конкурируют и подавляют последние. Очень вероятно, что характер взаимоотношений материнских и фетальных клеток изменяется со временем, но ученым мало об этом известно. К примеру, клетки плода не являются генетически идентичными для материнского организма и воспринимаются иммунной системой как угроза, поэтому они могут стать причиной серьезных аутоиммунных заболеваний. Данная теория может объяснить, почему женщины страдают аутоиммунными заболеваниями чаще, чем мужчины (скажем, ревматоидный артрит у них встречается в 3 раза чаще). В то же время фетальные клетки способны мигрировать в поврежденные ткани матери и помогают восстанавливать их. С точки зрения эволюции это делается не просто так – выживет мать, выживет и ребенок. Присутствие таких клеток в ране (например, после кесарева сечения) способствует более быстрому заживлению, что было подтверждено экспериментально. В других, так называемых нейтральных случаях, фетальные клетки с током крови просто попадают в легкие и другие органы, где они годами остаются безмолвными наблюдателями, не оказывая никакого действия (или мы пока не знаем об этом действии). Основываясь на множестве отрывочных и противоречивых данных, американские исследователи постарались сделать определенные выводы об условиях сотрудничества или конкуренции материнских и фетальных клеток. «Теория о сотрудничестве этих клеток в свете наших знаний об эволюции выглядит убедительно. Эта теория позволяет нам объяснить, почему клетки плода с высокой вероятностью сотрудничают с клетками матери и манипулируют ими для выделения определенных необходимых плоду ресурсов. Но это сотрудничество возможно только тогда, когда его цена для фетальных клеток невысока. Данное условие важно для выживания потомства», — говорит один из исследователей доктор Актипис (Aktipis). Поясним на примере. Если в крови матери достаточно запасов некоего важного для плода вещества, то фетальные клетки будут сотрудничать с материнскими клетками, что хорошо для обоих организмов. Если же в материнском организме возникает дефицит этого важного ресурса, то клетки плода перестроятся и начнут конкурировать с материнскими клетками, заставляя мать отдавать последнее ребенку. Такой конфликт может в итоге привести к развитию заболевания у матери, но позволит плоду выжить. Неспроста появилось выражение «ребенок свое возьмет». Фетальные клетки, судя по всему, играют сложную роль в развитии молочных желез у матери. Учитывая тот факт, что совместное существование фетальных и материнских клеток продолжается на протяжении 160 миллионов лет эволюции млекопитающих, очень вероятно, то клетки плода сегодня активно участвуют в развитии женской груди и подготовке к лактации. Выработка молока – это жизненно важная для ребенка, но очень затратная для организма матери деятельность, требующая тонкой регуляции. Ученые утверждают, что у женщин с плохой лактацией в молочной железе содержится меньше фетальных клеток, и наоборот. Это одно из первых четких свидетельств жизненно важной роли фетальных клеток. Что касается рака груди, то здесь картина выглядит сложнее. Было установлено, что у женщин с раком груди фетальных клеток в железе мало, то есть можно догадаться, что они способны защищать от рака. С другой стороны, есть данные о том, что фетальные клетки связаны с транзиторным повышением риска рака груди вскоре после беременности. Щитовидная железа, которая выполняет широчайший набор функций в период беременности, служит еще одной мишенью фетальных клеток. Эта железа вовлечена в процесс терморегуляции и передачи тепла от материнского организма плоду. Фетальные клетки на протяжении всей беременности манипулируют щитовидной железой матери, заставляя ее согревать плод даже за счет материнского организма. Высокий уровень фетальных клеток обнаруживается в щитовидной железе женщин, которые страдают тиреоидитом Хашимото, болезнью Грейвса и раком щитовидной железы, что позволяет говорить об их роли в развитии этих тяжелых заболеваний. С другой стороны непонятно, почему мужчины и женщины одинаково часто болеют раком щитовидной железы. Тем не менее, авторы уверены, что иммунная система матери, пытаясь контролировать наводняющие организм чужие клетки, может давать сбои, приводящие к аутоиммунным заболеваниям. Как вы видите, в описании роли фетальных клеток мы слишком часто используем слова «может» и «непонятно». Для современной науки фетальный микрохимеризм – это неизученная галактика с мириадами звезд, о которым нам до сих пор ничего неизвестно. Работа желез внутренней секреции, продукция окситоцина, лактация, нервные связи и эмоции, поведение, иммунная защита, сердечная деятельность – все это может в той или иной мере зависеть от взаимодействия клеток матери и плода. Фетальный микрохимеризм может быть всего лишь одним из фрагментов более сложной головоломки. Фетальные клетки, которые остаются в теле матери, способны оказывать влияние на следующие беременности, но какое именно? И скажется ли это на здоровье братьев и сестер? Не стоит забывать, что перемещение клеток происходит в разных направлениях, и какое-то количество материнских клеток оказывается в организме ребенка.

Что делают они и как долго остаются там?

Как в итоге они влияют на здоровье внуков и правнуков? «В будущем мы собираемся продолжить изучение сложного взаимодействия фетальных и материнских клеток. Эти знания могут преобразить наше понимание многих заболеваний у женщин и детей, позволят нам прогнозировать, выявлять и лечить их более эффективно», — сказал доктор Актипис.

Константин Моканов: магистр фармации и профессиональный медицинский переводчик

  • Фетальный микрохимеризм (чужой внутри): связь между беременностью и аутоиммунными заболеваниями, раком молочной железы Питание при лактации: советы врачей Клиники Мэйо Если вы начали кормить грудью, то отныне ваша обязанность — снабжать всеми необходимыми нутриентами не только свой организм, но и быстро растущего малыша. Кормление грудью вызывает массу вопросов у молодых мам. Сколько я должна съедать? Каких продуктов следует избегать? Как моя диета скажется на сос… Беременность и роды
  • Фетальный микрохимеризм (чужой внутри): связь между беременностью и аутоиммунными заболеваниями, раком молочной железы Клетчатка при беременности защищает ребенка от астмы Женщины, которые употребляют много клетчатки во время беременности, уменьшают тем самым риск возникновения астмы у своих детей. Об этом свидетельствуют результаты нового исследования, которое было опубликовано в журнале Nature Communications. Беременность и роды
Читайте также:  Что такое копрограмма кала: назначение, сбор материала и расшифровка

Источник: https://medbe.ru/news/beremennost-i-rody/mikrokhimerizm-kak-kletki-ploda-vliyayut-na-organizm-materi/

Микрохимеризм: чужие клетки среди своих

Чужие В организме каждого из нас содержатся клетки, несущие чужеродную ДНК. Они способны и калечить, и лечитьАлла Астахова, журнал «Итоги», 22.03.2010

Эти поиски по азарту сравнимы для исследователей с настоящей охотой. Кажется, сейчас нам повезло. Процедура не из приятных, но небольшой соскоб тканей у обследуемого мужчины необходимо было взять.

Готово! В окулярах микроскопа видно, как среди сонма клеток, каждая из которых светится красно-зелеными флуоресцентными точками (ими маркируют мужскую пару хромосом ХY), вдруг мелькает странная красная пара – ХХ. Женская клетка в организме мужчины? Откуда? Объяснение существует: когда наш обследуемый еще находился в утробе, частица его матери проникла в его организм через плаценту.

Потомков той самой клетки мы и обнаружили при эксперименте. В ней тоже содержится материнская ДНК. Невероятная вещь? Вовсе нет – ученые находят материнские клетки у 20 процентов обследованных. Впрочем, носителей клеток с чужим геномом в человеческой популяции наверняка еще больше. Ведь плод через ту же плаценту в состоянии «поделиться» своими клетками с матерью.

Разнояйцевые близнецы, находясь в утробе матери, тоже обмениваются клетками. Через материнский организм мы можем получать клетки старших братьев и сестер, которые в нем находились до нас, или чуть ли не клетки бабушек…

Анализируя все эти случаи, ученые недаром вспоминают Химеру – мифологическое чудище, соединявшее в себе части тел разных животных: льва, змеи и козы. Ведь химерами в результате могут оказаться многие люди, если не все мы.

Правда, чужих клеток у нас в организме наверняка совсем немного – по подсчетам, приблизительно одна на миллион. Поэтому исследователи придумали для явления специальное название – микрохимеризм. В последнее время оно стало объектом пристального внимания медиков.

Оказалось, эти крохотные частицы чужой жизни, по прихоти природы прижившиеся в нашем организме, способны нести и болезни, и излечение от них.

Без барьеров

Еще 60 лет тому назад ученые впервые выяснили, что клетки матери могут попадать в организм ребенка через плаценту.

Почему материнские клетки впервые нашли именно у мальчиков? В организме девочки, все родные клетки которой обладают набором хромосом XX, материнские клетки с таким же набором просто невозможно заметить. Поначалу это открытие никого не обрадовало.

Врачей пугало, к примеру, что в раковых опухолях у маленьких мальчиков обнаруживались женские клетки их мамаш.

Не они ли оказались «спусковым крючком» страшного недуга? «Скорее всего, они могли оказаться в опухолях в соответствии с принципом «где тонко, там и рвется», – говорит Сергей Киселев, руководитель лаборатории генетических основ клеточных технологий Института общей генетики имени Н. И. Вавилова РАН. – Обычно организм отвергает чужой генетический материал, однако поломки иммунитета, связанные с онкозаболеванием, способны изменить картину».

Впрочем, в те годы сущности явления еще никто не понимал. Тем более что имелись виды рака, которые часто диагностировали у матери и новорожденного одновременно. В 50-60-е годы от «заразных» клеток матери, несущих рак, даже пытались придумать своеобразную вакцину – вводили беременным женщинам клетки мужей, надеясь привить будущему ребенку иммунитет от опухоли.

Фетальный микрохимеризм (чужой внутри): связь между беременностью и аутоиммунными заболеваниями, раком молочной железы

Все изменилось в 90-е годы, когда Джей Ли Нельсон, сотруднице Онкологического исследовательского центра Фреда Хатчинсона в Сиэтле и одному из крупнейших специалистов по проблеме микрохимеризма, удалось найти сохранившиеся клетки ХХ у здоровых взрослых людей, причем одному из них к тому времени исполнилось 46 лет. Клетки ребенка в теле матери, как выяснилось, тоже могли демонстрировать удивительную живучесть. Например, у одной женщины Y-хромосому обнаружили в крови спустя несколько десятков лет после того, как она родила сыновей. Как могли клетки существовать в организме так долго? Ведь большинство из них имеет ограниченный срок жизни. «Исключение – стволовые клетки, которые могут делиться бесконечно и дают начало множеству специализированных видов, от клеток иммунной системы до тех, что составляют ткани и органы», – считает Ли Нельсон. Ученые предположили, что «долгоживущие» чужие клетки, которые можно найти в организме, – это скорее всего потомки попавших в него когда-то стволовых. Дальнейшие эксперименты лишь укрепили их в этой мысли. Стало ясно, что большинство из нас, сами того не подозревая, могут прожить жизнь в качестве микрохимер – чужие клетки с нами надолго, может быть, навсегда.

Регулируй это

Масла в огонь подлили новые изыскания ученых, предположивших следующее: если чужие клетки попадают в человеческий организм, это зачем-нибудь нужно.

Барух Ринкевич, старший исследователь Национального института океанографии в Тель-Авиве, высказал предположение, что микрохимеризм просто необходим – он позволяет тренировать и обучать иммунную систему. Важно учесть, что первичная и главная функция иммунитета вовсе не защита от инфекций, как долгое время считалось.

В свое время нобелевского лауреата Илью Мечникова, высказавшего мысль о том, что иммунная система предназначена не столько для отражения микробных вторжений, сколько для регуляции происходящих в организме процессов, раскритиковали и Роберт Кох, и Пауль Эрлих. Понадобилось целое столетие, чтобы отношение к вопросу изменилось.

«Проблема в том, что даже у здоровых людей довольно часто возникают мутации соматических клеток, – говорит Барух Ринкевич. – Если организм не умеет контролировать размножение таких соматических вариантов, они фактически будут на нем паразитировать.

Разумно предположить, что нужны разнообразные клеточные механизмы для того, чтобы справиться с этой угрозой. Микрохимеризм, возникающий во время беременности, является побочным продуктом обучения развивающегося эмбриона различным механизмам, позволяющим предотвратить распространение опасных мутаций.

Для этого интерфейс «мать – дитя» должен все время быть активным в обоих направлениях, и чем раньше это нач-нет происходить, чем лучше. Более того, различные компоненты иммунной системы матери тоже должны систематически активироваться». Хороший способ такой активации иммунитета – взаимный обмен клетками между матерью и ребенком.

Именно этот «клеточный интерфейс», по мнению исследователей, формирует такую полезную вещь, как врожденный иммунитет.

«Хорошо известно, что через плаценту от матери к ребенку проникают иммунные клетки – в том числе так называемые лейкоциты памяти, способные жить в организме долго, – рассказывает ведущий научный сотрудник НИИ нормальной физиологии имени П. К. Анохина РАМН Александр Полетаев.

– Именно с этим явлением связано «наследование» ребенком иммунного статуса матери, имевшегося во время беременности». Проще говоря, мы уже при рождении оказываемся невосприимчивы к тем же болезням, что и наши матери, хотя детский организм еще не встречался с их возбудителями.

Просто наша иммунная система училась и тренировалась с помощью материнских иммунных клеток. Исследователям известны настоящие «иммунологические саги», когда устойчивость к определенным инфекциям передается через потомство в нескольких поколениях.

Впрочем, бывают случаи, когда происходит обратное – иммунитет матери, который в силу разных причин дал слабину, получает неожиданную поддержку от иммунных клеток ребенка.

70 лет назад американский нобелевский лауреат Филип Хенч наблюдал удивительные ситуации, когда женщины, страдающие неизлечимым аутоиммунным заболеванием, ревматоидным артритом, практически выздоравливали во время беременности. Но, правда, через несколько лет болезнь к ним все же возвращалась. Поначалу врачи считали причиной происходящего изменение гормонального статуса.

Однако Джей Ли Нельсон с коллегами обнаружила иммунных «помощников», приходящих от ребенка, – антигены лейкоцитов. Чем больше они отличались у эмбриона и матери, тем вероятнее было временное избавление от болезни. Дорогой ценой

И все же природа не была бы собой, если б не назначила за «уроки иммунитета» разорительную плату. Иммунные клетки вырабатывают особые молекулы, антитела, участвующие в «уборке» клеточного «мусора». «Представим ситуацию: у женщины больные почки или щитовидка.

Болезнетворные процессы чаще всего сопряжены с повышенным отмиранием клеток, при этом у каждого органа «мусор» свой, – рассказывает Александр Полетаев. – У больной, соответственно, вырабатывается значительное количество антител для «уборки» именно этих клеток. У ее ребенка почки здоровы.

Но иммунная система все равно натренирована на то, чтобы производить все новых и новых «мусорщиков». Результатом может стать воспаление. Кто-то скажет – генетика, передалось от матери по наследству. Но это не так».

Ученым еще предстоит изучить этот механизм и, возможно, найти средство против аутоиммунных заболеваний, при которых организм атакует собственные клетки. Ведь поняв, как он обучается это делать, можно его переучить.

Другой пример яростных атак организма на клетки связан с волчанкой новорожденных – аутоиммунным заболеванием, часто встречающимся у детей, матери которых были больны системной красной волчанкой.

Ученые решили изучить эту связь в надежде найти следы разрушительной работы материнских антител, передавшихся ребенку. Однако поразительная правда открылась, когда они исследовали ткани миокарда таких детей, умерших от сердечного приступа.

Изучали опять же сердца мальчиков и нашли у них огромное количество женских клеток ХХ. «Эти наблюдения свидетельствуют: иммунные атаки организма при волчанке новорожденных направлены против потомков материнских клеток, находящихся в сердце эмбриона, – считает Джей Ли Нельсон.

– Возможно, и некоторые другие аутоиммунные заболевания могут быть связаны с тем, что организм атакует не свои собственные, как принято думать, а чужие клетки, внедренные в его ткани».

Ученые намерены всерьез заняться этой гипотезой. В ее пользу говорят многие факты. Например, аутоиммунными заболеваниями чаще страдают женщины. Причем эти болезни поражают обычно после 40 лет – как раз тогда, когда многие прошли через беременность и в организме присутствуют потомки стволовых клеток собственных детей.

Подбираясь к этой теме, ученые уже исследовали пациенток, страдающих склеродермой – аутоиммунным заболеванием, симптомы которого известны хирургам: они удивительно напоминают осложнения после трансплантации. И снова в поле зрения ученых попали мамы мальчиков.

Сравнение с контрольной группой показало, что у них больше мужских клеток XY, чем у остальных женщин.

Но если это так, то не слишком ли дорогую плату женщины вносят в копилку природы за материнство? Специалисты уверены: платить приходится звонкой монетой. Однако в отношениях ребенка и матери даже на клеточном уровне благородства не занимать.

Например, ученым известно омолаживающее влияние стволовых клеток, передающихся от эмбриона к матери во время беременности. «Это может проявляться в течение нескольких лет после родов», – говорит Александр Полетаев.

А материнские стволовые клетки в свою очередь способны «лечить» эмбрион: у мальчиков, больных диабетом первого типа, поражающим клетки, которые вырабатывают инсулин, в поджелудочной железе находили женские ХХ, самоотверженно приходившие на помощь.

Читайте также:  Менингококковая инфекция: основные симптомы заболевания

Но главное, что ученым еще предстоит доказать, – возможно, клетки матери ответственны не только за иммунитет. Они способны проникать в мозговые структуры. «Не влияют ли они на развитие мозга?» – задается вопросом Джей Ли Нельсон. Похоже, в этом случае мать и ребенок с уверенностью смогут сказать друг другу: «Ты – это я»

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru22.03.2010

Источник: http://www.vechnayamolodost.ru/articles/stvolovyekletki/michkss8c/

9 месяцев терапии: болезни, от которых защищает беременность

Фетальный микрохимеризм может объяснить выздоровление женщин с кардиомипатией после беременности. Кардиомиопатия – это изменение мышцы сердца.

Сердечная стенка расширяется или утолщается, нарушается нормальное сокращение сердца. Почему это происходит – точно не известно.

Ученые выяснили, что клетки плода могут переноситься в поврежденный миокард матери, оседать там и восстанавливать ткань сердца.

Обычно выздоровление наступает на последних месяцах беременности или вскоре после родов. Как раз в это время содержание клеток плода в организме матери становится максимальным.

Защита от нейродегенеративных заболеваний в зрелом возрасте

Самые распространенные болезни данной группы – болезнь Альцгеймера (старческое слабоумие) и болезнь Паркинсона (дрожательный паралич). Ученые выяснили, что клетки плода могут проникать даже в головной мозг матери.

У людей, умерших от болезни Альцгеймера содержание фетальных клеток было снижено. У мышей с аналогом болезни Паркисона эти клетки превращались в клетки мозга, и способствовали выздоровлению животных.

Не исключено, что беременность поможет сохранить маме светлый ум и твердую походку в старости.

Защита от аутоиммунных заболеваний

Этот вопрос – самый спорный. Давно известно, что у беременных женщин улучшается течение ревматоидного артрита. При этом заболевании воспаляются суставы, ограничивается подвижность, беспокоит сильная боль.

Правда, после беременности, примерно через три месяца, болезнь снова возвращается. Обнаружили, что чем сильнее отличаются клетки плода от клеток матери, тем чаще у женщин наступает улучшение.

Если клетки похожи – состояние может даже ухудшиться.

При иных аутоиммунных заболеваниях (например, системный склероз) фетальные клетки находят в больших количествах в местах воспаления. Но какую роль они играют – научная загадка. Ведь они могли «прибыть» к месту повреждения с целью спасения, а не нанесения вреда. Исследователи активно изучают этот вопрос.

Явление микрохимеризма возникает не повсеместно. Всего 50 – 75% женщин сохраняют в своем организме клетки ребенка. Ученые разрабатывают новые подходы к лечению заболеваний на основании этого открытия.

Неизвестно, насколько удачно сложатся их исследования. Но ясно одно: способность выносить и родить ребенка – это волшебный дар женщине от природы.

И 9 месяцев одышки и отеков – ничто по сравнению с этим чудом!

При подготовке статьи использовались следующие материалы:

Naturally acquired microchimerism / Gammil H.S., Nelson J.L. // Int. J. Dev. Biol. – 2010. – Vol. 54(2-3). – P. 531–543.

Fetal cells traffic to injured maternal myocardium and undergo cardiac differentiation / Kara R. J., Bolli P., Karakikes I. et al. // Circ Res. – 2012. – Vol. 110(1). – P. 82-93.

Male Microchimerism in the Human Female Brain / Chan W.F.N., Gurnot C., Montine T.J. et al. // PLoS ONE 7(9): e45592. doi:10.1371/journal.pone.0045592

  • Незаменимый продукт: 5 уникальных элементов грудного молока
  • Генетика: мифы и реальность
  • По наследству: как сохранить связь поколений

Источник: https://letidor.ru/otdyh/9-mesyacev-terapii-bolezni-ot-kotoryh-zaschischaet-beremennost.htm

Даже после рождения клетки плода влияют на организм матери

Даже после рождения клетки плода влияют на организм матери© Flickr / Thomas van de Weerd

Авторы нового исследования из Университета штата Аризона пришли к выводу, что клетки плода зачастую переходят через плаценту и циркулируют в организме матери и влияют на нее как отрицательно, так и положительно. Результаты исследования опубликованы в научном журнале Bioessays.

Фетальный микрохимеризм — это присутствие плодных (фетальных) клеток в организме матери. Данный термин происходит от слова химера — мифическое существо, сочетающее черты различных животных.

Эми Бодди (Amy Boddy) утверждает, что у многих людей имеются клетки детей (приобретенные во время беременности) или родителей. 

«Плодные клетки ведут себя наподобие стволовых клеток и формируются в эпителиальные клетки, кардиомиоциты, клетки печени и так далее. Они очень динамичны и играют важную роль в материнском организме. Клетки даже могут мигрировать в головной мозг и там дифференцироваться в нервные клетки. Все мы химеры», — утверждает Бодди.

Фетальный микрохимеризм встречается у всех млекопитающих, включая человека. Однако ученые спорят о характере воздействия фатальных клеток на организм матери.

Эми Бодди с соавторами провели обзор научной литературы и проанализировали ее. Ученые считают, что плодные клетки в период беременности могут играть важную роль «плаценты вне матки» и перенаправляют ресурсы организма матери на поддержание своего плода.

После рождения ребенка фетальные клетки могут оставаться в организме матери несколько десятков лет. Ученые считают, что эти клетки могут как защищать, так и приводить к аутоиммунным и онкологическим заболеваниям.

Авторы исследования применили эволюционный подход и пришли к заключению, что фетальные клетки будут взаимодействовать с клетками матери, если затраты на помощь не большие, и «конкурировать», если ресурсы ограничены и есть необходимость выбирать между плодом и матерью, что в конечном итоге приводит к неопределенному поведению фетальных клеток в одних и тех же органах организма матери. Авторы приводят следующий пример: при беременности в молочных железах данные клетки помогают увеличивать лактацию и защищают от рака, а через несколько лет после родов повышают риск развития рака молочной железы. Тоже самое наблюдается и в щитовидной железе.

  • Кроме этого, авторы исследования считают, что фетальный микрохимеризм может быть связан с поведением и эмоциями, а также регулирует выделение окситоцина.
  • Подробнее в научной статье:
  • Source: Boddy A, Fortunato A, Aktipis A, et al. Fetal microchimerism and maternal health: A review and evolutionary analysis of cooperation and conflict beyond the womb // Bioessays — 2015

Перед применением советов и рекомендаций, изложенных на сайте Мedical Insider, обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Приглашаем подписаться на наш канал в Яндекс Дзен

 

Источник: https://medicalinsider.ru/news/1023-dazhe-posle-rozhdeniya-kletki-ploda-vliyayut-na-organizm-materi/

Мужской микрохимеризм в женском мозге

ВВЕДЕНИЕ: Во время беременности плод и мать обмениваются генетическим материалом и клетками, после чего в организмах обоих сохраняются чужеродные клетки и/или ДНК-материал — процесс называется микрохимеризмом (Mх). Термин этот означает наличие очень небольшого количества генетически чужеродных клеток в организме хозяина.

Предполагается существование нескольких вариантов микрохимеризма: фетальный — миграция клеток плода в организм матери, материнский — миграция материнских клеток в организм плода, близнецовый — обмен клетками между плодами, трансплантационный — при гемотрансфузиях, а также имеет место переход из кровотока матери в плод клеток предыдущих беременностей, обмен клетками между супругами.

Это состояние может иметь как полезное, так и неблагоприятное воздействие на здоровье, так считают, что фетальный микрохимеризм связан с различными аутоиммунными заболеваниями, преэклампсией, а также влияет на репарацию тканей и иммунологический надзор.

Хотя анатомически миграция чужеродных клеток плода может осуществляться в различные органы и ткани, неизвестно, способны ли они проникать в человеческий мозг и как часто. Фетальный микрохимеризм недавно был описан в головном мозге мышей. В ограниченных исследованиях был описан материнский Mх в мозге человеческого плода.

МЕТОДЫ: В данном исследовании авторы провели количественную ПЦР (КПЦР) диагностику для выявления и количественной оценки наличия мужской ДНК в различных отделах мозга женщин. В качестве маркера фетального микрохимеризма выявляли Y-хромосому конкретной последовательности гена DYS14 .

 Исследование проводилось с тканями 26 умерших женщин без клинических или морфологических признаков неврологических заболеваний, также 33 женщин с болезнью Альцгеймера (AГ). Группу больных включили в исследование, так как ранее отмечена прямая корреляция частоты АГ с числом беременностей.

Наиболее вероятным источником мужского Mх в женском мозге является приобретение мужской ДНК во время беременности от плода мужского пола.

Возраст на момент смерти составлял 32 — 101 года. Возраст появления клинических признаков болезни Альцгеймера в среднем 77 лет, диапазон 64-93 лет. После изъятия головного мозга образцы тканей были либо фиксированы формалином либо заморожены жидким азотом. 

РЕЗУЛЬТАТЫ: Было известно, что по одному сыну имели девять женщин, среди которых было восемь больных AГ. У 2 из 39 женщин не было сыновей, и одна болела AГ.

В итоге у 37(63%) из 59 протестированных образцов женского мозга в нескольких областях был выявлен мужской микрохимеризм.

 В тканях 26 женщин без неврологических нарушений у 18 (69%) зафиксирован, по крайней мере, один положительный результат, из 65 образцов мозга в 30 (46%) наблюдался микрохимеризм в нескольких отделах мозга.

 У 19 (58%) из 33 с болезнью Альцгеймера имелся, по крайней мере, один положительный результат в 34 (29%) из 118 образцов головного мозга.

Эти результаты показывают, что ДНК плода и, вероятно, даже жизнеспособные клетки могут пересекать гематоэнцефалический барьер человека и приживаться в мозге.

 Возможно, изменение проницаемости ГЭБ во время беременности предоставляет уникальную возможность для возникновения микрохимеризма в мозге матери.

 Также уникальным для исследования являются то, что мужской Mх в женском мозге представлен относительно часто — в 63% и распространен в различных отделах мозга, и эти клетки способны выживать длительное время — мужская ДНК была выявлена у женщины 94 лет.

Наконец, в мозге женщин с болезнью Альцгеймера выявлена более низкая распространенность (р=0,03) и концентрация (р=0,06) мужского микрохимеризма, по сравнению с женщинами без неврологических заболеваний.

В настоящее время биологическое значение микрохимеризма в человеческом мозге требует дальнейшего изучения.

 По-видимому, мигрировавшие клетки сохраняются в крови, костях и костном мозге целые десятилетия и присутствуют в различных гемопоэтических линиях.

Несколько ранних исследований выявили связь между числом родов и снижением риска злокачественных опухолей мозга, что косвенно может указывать на то, что микрохимеризм может способствовать иммунологической защите от злокачественных клеток.

Chan WFN, Gurnot C, Montine TJ, Sonnen JA, Guthrie KA, et al. Male Microchimerism in the Human Female Brain. PLoS ONE. September 26, 2012

Материал подготовила Ильич Е. А.

Источник: https://mirvracha.ru/article/muzhskoy_mikrokhimerizm_v_zhenskom_mozge

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector